Про другую принцессу


Дата: 02/11/2006
Тема: Рассказы



«Так выпьем же за этот прекрасный союз моей дочери с Бородатым принцем!» - заорал король, опрокинул на себя кубок с вином и упал под стол, потянув за собой скатерть. Скатерть треснула и порвалась. Король ударился лицом об пол и заснул. «Хи-хи», - сказала принцесса и прикрыла рот ладошкой, демонстрируя сразу две средневековых женских добродетели – вовремя засмеяться над шуткой мужчины, и вовремя заткнуться, а то потом зубов не досчитаешься. Но это она под конец такая умная стала, а вот в начале истории все было по-другому.

В начале этой истории принцесса была вздорная и хамоватая. Что неудивительно – единственный ребенок в богатой семье. Цирки, зоопарки, кареты розовые, карманный волкодав и двести пятьдесят нарядов для куклы-вуду-малибу с гнущимися руками. Это не считая главного развлечения – отрубить голову очередному королевскому шуту за то, что совершенно несмешной. А откуда ему, спрашивается, быть смешным, если он конюх в пятом поколении, а шутом стал только потому, что всем настоящим шутникам в королевстве головы давно поотрубали. Либо принцесса, либо папенька ее – тоже тот еще балагур.

Папенька, кстати, принцессу крайне любил и баловал. Пока она не подросла. Переходный возраст – дело такое, детей поубивать хочется, не то, что баловать или там, лелеять. В общем, как стукнуло принцессе восемнадцать, так ее сразу на выданье выставили – во всех местных газетах объявление о сватовстве дали, не жалея половины королевства в приданое. Села принцесса на стул возле папиного трона, и давай женихов принимать да отваживать. Никто ей совершенно не нравился. То карета не той модели, то рожей не вышел, то штаны немодные, такие уже в прошлом сезоне все нормальные женихи сняли!

Так она куражилась на все лады над женихами, пока не пришел Бородатый принц. Правда, тогда его еще не звали Бородатым. У него другая кличка была, неприличная. Дело в том, что он в детстве ведьму местную старой каргой обозвал, за что схлопотал колдовскую пощечину по левой щеке. В детстве-то ничего – поболело часок и прошло. Весь колдовской умысел потом выяснился, после полового созревания. У него на левой щеке щетина так и не начала расти. На правой – густо! Вокруг губ – кучеряво! А на левой – как лысина младенца. А на подбородке он подбривал – тогда модно было.

Ну так вот, пришел он тоже свататься. Весь такой статный, грозный, красивый. Только щека голая. Он еще близорукий был, и зрение смещенное, потому голову на левый бок склонил и глаза прикрыл в ленинском прищуре, который тогда еще не называли, конечно, ленинским. Тут принцесса в него пальцем тыкать начала и ржать как лошадь неприлично. Потому что уж очень ей в таком положении его губы с кучерявой порослью вокруг и мощной заволошенностью, оказавшейся наверху, женское срамное место напомнили. Ну, а вы сами-то представьте! Он и сам знал, кстати, только ведьма подохла давно - некому расколдовать было.

В общем, молодая невеста от смеха даже со стула упала. Каталась по полу, глотала сопли и вопила неприличный неологизм собственного сочинения (составленный из двух слов – первое было некультурное название женского детородного органа, а второе "борода", естественно). Ну и все вокруг тоже засмеялись. Кроме короля, потому что он был дипломат и вообще умный. Про то, что случилось после, менестрели сочинили красивую легенду. Как принцесса принца выгнала, как король прогневался, как выдал ее за первого встречного, который ее перевоспитал и в итоге оказался тем же самым принцем с неприличной бородой.

Но это все брехня, конечно же. На самом деле все было не так. На самом деле, принц вынул меч и порубал в капусту всех в комнате, кроме короля и принцессы. Кроля оставил, потому что тот не смеялся, а принцессу, потому что красивая. Он ее там прямо на стуле и окрасивил два раза, чтоб знала, как над мужчиной смеяться. Потом позже еще раз в спальне. И утром еще, после кофе в постель. И... Впрочем, это уже их личное семейное не нашего с вами ума дело, где они там да сколько красивились. Главное, что про первого встречного – это вранье, так и знайте.

С тех самых пор принца звали только Бородатым и никак иначе. Потому что ну его на хер – шутки неприличные шутить, голова дороже. Поженились молодые – король не возражал. Потому что кому он принцессу столько раз окрасивленную, еще отдаст?! И принцесса не возражала. Во-первых, потому что принц ее насмешил, а во-вторых, потому же, почему и король. Да и понравилось ей, кстати, что скрывать-то? Свадьба была шумная и веселая, а принцесса прямо там и поумнела недюжинно. Впрочем, про это я, кажется, в самом начале уже рассказал...

(susel-times.livejournal.com)


Это статья опубликована на сайте: http://www.doodoo.ru/
Ссылка на статью: http://www.doodoo.ru/news-1901.html
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru