Секс-бомбы на берегах Рейна


Дата: 29/05/2006
Тема: Эротика



Много лет назад мой муж потерял невинность в провинциальном немецком борделе где-то под Штутгартом. Родной дядя сунул пятнадцатилетнему подростку пятьдесят марок и направил его в гнездо порока со словами: «Купи себе чего-нибудь». В первом же баре здоровая, крепкая, мясистая баба 35 лет взяла испуганного подростка за руку и отвела к себе в комнату, где в течение часа обучила его основным навыкам любви. На всю жизнь он запомнил ее лицо и сохранил в своем сердце подобие нежности к той случайной проститутке.

Секс-бомбы на берегах Рейна

История банальная. Каждый год тысячи и тысячи молодых людей со всего мира получают первые уроки секса в немецких борделях, которые во все времена славились профессионализмом, практичностью, полным отсутствием сентиментальности и высоким уровнем гигиены. (У немцев, говорят, и в Освенциме царила стерильная чистота). Местные блудницы к женским обязанностям относятся деловито и энергично и всегда готовы подтолкнуть робких, насытить алчных и возбудить вялых. Через их постели проходят тинейджеры и пенсионеры, бизнесмены и безработные, красивые и уродливые, богатые и бедные, умные и глупые. Просто мужчины. Именно в борделях открывается истина обнаженных инстинктов, не подвергшихся никакому воздействию культуры, первобытная животная сущность мужской натуры.

В эпоху глобализации публичные дома расширяются, укрупняются, легализуются (в Германии с 2002 года) и выходят за рамки местечковых интересов. Средний годовой оборот «сферы обслуживания в области секса» (как официально именуют здесь рынок греха) составляет более семи миллиардов евро. Каждый день не менее одного миллиона (!) мужчин посещают немецкие публичные дома.

В «Паше» пашут и по-черному, и по-белому

Город Кельн. Шесть часов вечера. Самый большой (по количеству женщин) бордель Европы «Паша». Семь этажей круглосуточного секса, больше сотни проституток, до тысячи посетителей в сутки. Я иду по темным коридорам «дома любви», чувствуя бесконечную слабость в коленках. Встречные мужчины обжигают меня откровенно голодными взглядами. Многие из них не старше тридцати, хороши собой и отлично сложены. Мое представление о том, что публичные дома посещают только старики, девственники и секс-неудачники, рухнуло уже при входе в бордель, когда я увидела компанию симпатичных молодых людей 25 - 26 лет, бросающих монетки в турникет (входная плата - 5 евро).

В «Паше» нет окон (а там, где есть, они плотно зашторены), в нем вечная ночь и льстящий темно-красный свет, при котором все женщины кажутся прекрасными. Пленительный обман зрения: никаких морщинок, кругов под глазами или целлюлита. Я вижу в зеркале красавицу с ослепительными глазами и губами и не сразу понимаю, что это я сама.

Здесь все красиво какой-то зловещей красотой. Похоть, пронизывающая воздух, гнетет и давит, и тем не менее есть что-то тревожное и захватывающее в этой живой картине. Все здесь внушает отвращение и в то же время очаровывает. В этом раю плотских радостей биологическое начало воспринимается как неизбежное. Могучим потоком снесены все условности цивилизации, и мужчины, и женщины стоят лицом к лицу с циничной действительностью. Глухие звуки и стоны, доносящиеся из комнат, заставляют бешено биться пульс, а мозг - рождать фантастические образы. Но я слишком воспитанна, чтобы сказать вслух, какие картины проносятся в моей голове.

В «Паше» можно узнать человеческую самочку в самом соблазнительном и самом ужасном ее виде. Худышки и толстушки, блондинки, брюнетки и рыжие, негритянки, мулатки и белые, Латинская Америка, Таиланд, Карибы и Восточная Европа. Любого цвета, сложения и возраста. Есть даже целый этаж транссексуалов, среди которых, по слухам, работает некий Максим из Москвы.

В каждой комнате, как птичка в гнездышке, сидит женщина. Некоторые проститутки караулят мужчин в коридоре, стоя или сидя на высоком круглом табурете. Если дверь комнаты закрыта, а перед ней стоит стул, значит, женщина сегодня работает, но в данный момент занята - принимает клиента.

«Паблик релейшн»

Цены немаленькие. Не менее 150 евро за час любви, но можно заглянуть и на полчаса. Взаимоотношения между проституткой и борделем строятся на четкой деловой основе. Управляющий сдает женщинам комнаты по цене хорошего пятизвездочного отеля - 160 - 180 евро за сутки, а дальше проститутка решает сама, когда, сколько и за какую цену ей работать. Это удобная схема для замужних и работающих женщин. Чтобы пополнить свой бюджет, в пятницу после работы в офисе или банке приличные с виду женщины садятся в поезд и едут подработать в выходные (подальше от дома, чтобы никто не узнал). В борделе также немало иностранных студенток. «Я учусь на факультете общественных отношений в университете, - говорит мне улыбчивая мексиканка Паула, - а в свободное время работаю в «Паше», в основном до восьми вечера. Предпочитаю семейных и трезвых немецких мужчин, которым надо вовремя попасть домой, к жене и детям. От них меньше всего неприятностей». «Зачем же вам учиться на факультете public relations? - удивляюсь я. - У вас здесь и так сплошные общественные отношения!» «Ой, не говорите! - хихикает Паула. - Практика и впрямь богатейшая».

«Многие мужчины приходят утром или днем, чтобы не попасть в часы пик - с 8 вечера до 5 утра, - объясняет мне генеральный менеджер «Паши» Армин Лобшайд. - Ночью женщин на всех не хватает. Мужчинам приходится по два часа сидеть в баре в ожидании своей очереди. Есть любители секс-ланча - они заскакивают к нам на часок с работы в обеденный перерыв».

Вот по коридору, пыхтя, движется громадный, как рояль, турок. Мне приходится посторониться, чтобы его пропустить. Турок осторожен и придирчив. Как многим толстым мужчинам, ему нравятся изящные девчонки вроде очаровательной Паулы, студентки из Мексики, и он совершенно игнорирует звезду борделя немку Диану, женщину невероятных размеров (килограммов под 150 весом), настоящую богиню плодородия с толстыми ногами коровницы и грудями доярки. А задорную мулатку Марию торгует высокий парень, по виду студент, без стеснения пересчитывающий свои деньги: хватит - не хватит.

«Для экономных у нас бывают вечеринки gang-bang, - говорит господин Лобшайд. - Четыре девушки работают вместе с 11 утра до семи вечера. Платишь сто евро и можешь попробовать всех четверых. Ну а для студентов и пенсионеров, то есть для людей без средств, есть Темная Комната. Пока там никого нет, можешь посмотреть».

Любые фантазии за ваши евро...

Мы стоим перед обычной дверью. «Здесь как в кабинете у врача, - объясняют мне. - Если горит красная лампочка, значит, комната занята, зеленая - вход свободен». Я открываю дверь и в полутьме вижу пластиковую стенку с круглыми отверстиями, расположенными на разной высоте. «Все очень просто, - говорит Гюнтер, заместитель управляющего. - Мужчина платит 20 евро, расстегивает ширинку и сует свой... гм... неудобосказуемый орган в нужное отверстие. Для лилипутов есть ступеньки. Девушку, которая находится с противоположной стороны стены, мужчина не видит, зато он может смотреть порнофильмы на маленьком экране». «До какой же степени низко надо пасть, чтобы прийти сюда!» - говорю я со смесью отвращения и любопытства в голосе. «Не скажите, - со знанием дела возражает Гюнтер. - Например, у мужчины есть особая фантазия, которую трудно осуществить на деле. Здесь он может расслабиться, отрешиться от действительности и представить в темноте все, что ему хочется, пока невидимая женщина делает свое дело». «Самое важное - это мужское воображение, - вторит ему Армин. - Мы действительно стараемся удовлетворить любые прихоти клиента, даже самые изощренные, чтобы он почувствовал себя восточным пашой. У нас есть особые комнаты для развлечений. Одна - в деревенском стиле, где можно заниматься любовью на сене с красоткой в костюме сельской простушки. В другой комнате стоит автомобиль. Мечта не только тинейджеров, но и зрелых мужчин - хорошенько повозиться на заднем сиденье авто. И совсем необычный вариант - кабинет гинеколога». «Неужели мужчинам приятно иметь женщину, лежащую в гинекологическом кресле?» - удивляюсь я. «Скажу вам больше. Обычно мужчины сами садятся в это кресло. Есть также комната-госпиталь и кабинет Домины (в садо-мазо-стиле). «Садисткам» мы даже даем скидки на арендную плату - они платят не больше 120 евро за сутки за комнату». - «Но почему «садисткам»?» - «Всякий уважающий себя бордель должен иметь садо-мазо-игры, но клиенты на такое находятся нечасто. Иногда девочки-домины целый день сидят без работы. А потом вдруг является клиент, готовый платить 500 евро в час».

Я не без интереса рассматриваю Гюнтера и Армина. «Как после всего, что вы видите здесь, вас еще могут привлекать женщины?» «Меня они никогда не привлекали, - спокойно отвечает Гюнтер. - Я вообще интересуюсь мужчинами». «А для меня бордель - просто бизнес, - замечает Армин. - Рабочий день заканчивается, и я возвращаюсь домой к жене и двум детям. А местные девочки-красотки для меня просто товарищи. Когда я вижу их с утра в столовой, в тапочках и без косметики, всякая магия пропадает. Мы просто одна большая дружная семья».

О секс! Ты спорт?!

В Германии пользуются популярностью две концепции борделей - собственно публичные дома («фаст-фуд» секс) и так называемые клубы здоровья, где секс подается как одна из составляющих спортивного образа жизни. Мужчина приходит на целый день в специальный центр, где между делом - плавая в бассейне, занимаясь в тренажерном зале, парясь в сауне - развлекается с какой-нибудь крепкой спелой пышечкой.

Аккурат к чемпионату мира по футболу в Берлине открыли новый роскошный публичный дом и центр здоровья «Артемис» в двух шагах от главного стадиона. Центр провозгласили самым большим в Европе - по размерам, не по количеству девиц (ежедневный штат - около сорока работниц). Внешне здание выглядит как советская провинциальная фабрика, внутри - четыре тысячи квадратных метров восточной роскоши, где можно провести время в приятном окружении зеркал, статуй в античном стиле, предупредительных стульев, порочных кушеток и греховных диванов. Есть сауны трех видов, кинотеатр с порнофильмами, фитнес-центр, ресторан и бар, великолепный бассейн и комнаты для любви с романтичными названиями «1001 ночь», «Сафари», «Клеопатра», «Касабланка», «Голубая ночь», «Этно», «Фламенко».

Вход стоит 70 евро, что включает в себя неограниченное посещение бассейна, саун и прочих спортивных удовольствий, двухразовое питание и безалкогольные напитки. Получасовой секс - 60 евро, «французский вид любви» (как в «Артемисе» деликатно называют blow-job) - 50 евро. Мужчин здесь сразу переодевают в купальные халаты и стерильные тапочки. Девицам дозволено появляться только голыми, чтобы клиенты могли объективно оценить их прелести (кроме среды, когда по неизвестным соображениям девушки приходят в купальниках). Поскольку публичный дом находится в самом центре политкорректной Европы, здесь есть даже лифт для инвалидов и оборудованы специальные душевые. «И что, много инвалидов?» - любопытствую я. «А как же! - отвечает управляющий борделем господин Крумайш. - Вот только вчера двое приходили».

А поговорить?..

Красоток набирают по всей Восточной Европе, но тон задают девицы из стран бывшего Советского Союза, одним словом, русскоговорящие. Впрочем, любая привлекательная женщина может устроиться на работу, если у нее в порядке документы и она готова платить работодателям 50 евро в день (за эти деньги ей предоставляют ночлег в гостинице на верхнем этаже и кормежку). В моде - пухлые задастые киски, «мясо», что так нравится семейным респектабельным немцам и туркам. (Кстати, и хозяева борделя - три брата, турки по национальности).

- К этим толстушкам отлично подходит немецкое выражение «квадратная, практичная, хорошая», - презрительно говорит изящная москвичка Нина. - Мужчины, которые приходят сюда, - ходячие комплексы. Они боятся красивых интеллектуалок. Им подавай деревенскую черноземную бабу, крепко стоящую на земле. Даже если у мужика жена красавица, он идет в бордель, чтобы взять безмозглый кусок мяса на ножках. Знаешь, если много ешь сладкого, потом хочется обычного борща. Секрет успеха в борделе - уметь прятать мозги. Чем глупее ты выглядишь, тем больше заработаешь.

У меня нелегкая работа. Меня мужчины боятся, я кажусь им слишком эффектной и опасной. Сначала они клюют на простушек, тащат их в постель и возвращаются разочарованными. Я их спрашиваю: «Ну, что, хорошо было? Ага, я предупреждала». После двух стандартных заходов они наконец набираются смелости подойти ко мне. Я для них десерт, и мне надо изрядно потрудиться, чтоб довести их до финиша!»

Нина ненавидит шампанское, которое приходится пить каждый день (она получает 10% с каждой проданной бутылки). «У меня от него голова болит, - жалуется она. - Я потом ночью бегу на соседнюю бензоколонку, чтоб купить бутылку водки - отличное средство от головной боли».

Нина считает, что после работы в борделе она смело может идти работать психоаналитиком. «Надо уметь слушать, - уверяет она. - Сколько мужчин приходит сюда, чтобы просто выговориться. Им нужны уши».

В «Артемисе» до сих пор с благоговением вспоминают одного богатого русского клиента, который на 60 часов снял номер-люкс (200 евро в час), заказал 28 бутылок дорогого шампанского и 6 бутылок водки и взял четырех девчонок, к которым даже не притронулся. Почти трое суток он просто разговаривал с перерывами на сон и еду. «И вообрази: никакого секса», - недоумевает господин Крумайш.

Завтрак в борделе

10 часов утра. Уютный ресторан, столики, сервированные к завтраку, буфет, достойный первоклассного отеля. В борделе тихо, все спят после бурной ночи. Только две сладко зевающие проститутки - Ники и Луна - подкрепляют свои силы для работы с утренними клиентами. Немка Ники совершенно голая, не считая случайного полотенца вокруг бедер, все время норовящего соскользнуть. У нее узкая, гибкая спина, идеальные шары грудей, тонкое, хрупкое тело, светлые волосы и личико вдумчивого ребенка. Луна из Белграда - крепкая, жгучая брюнетка с ярким, но грубоватым лицом. Девчонки пьют кофе и откровенничают.

- Ты спрашиваешь: для чего мужчины приходят сюда? Им нужен Голливуд, - говорит Луна. - Они хотят оказаться в роли и режиссера, и актера порнофильма. В постели я чувствую себя настоящей артисткой, голливудской дивой. Клиентам нужна игра. Послушай!
Луна начинает так неподражаемо и эротично стонать, что все мы дружно хохочем.
- Я практичный человек, - продолжает Луна. - Я не вижу мужчин, я вижу деньги. Не люблю, когда клиенты после секса хотят задушевно поговорить. Это потеря времени, а значит, денег. «Все было хорошо, милый? Спасибо за прекрасный секс. Гуд бай!» Еще два-три года работы, и я смогу купить себе прекрасный дом где-нибудь в Европе на берегу моря.
- Самый щедрый клиент в моей жизни как-то заплатил мне 1800 евро за день, - делится красавица Ники. - Немало мужчин предлагали взять меня на содержание. Я всегда отказываюсь. Сколько может платить постоянный мужчина? Максимум две-три тысячи евро в месяц. В борделе я заработаю гораздо больше.
- Девочки беспечны, - вступает в разговор господин Крумайш. - Им кажется, что такая жизнь будет длиться вечно. Они, как безумные, швыряют деньги на шмотки, рестораны и дорогие машины. Никто не думает о будущем, о пенсиях, о страховке.

(Я тут же вспомнила одну странную женщину из борделя в Кельне, которая целые дни проводит у игральных автоматов. Худая, стриженая под мальчика, с безумными глазами. Когда она спускает все деньги, то бежит в свою комнату на заработки. Два-три клиента, и она опять возвращается к игре. Она месяцами не выходит из борделя, живя в полутьме под действием азартного опьянения.)

Зачем семьянин идет к проститутке?

- И все же объясните мне как мужчина, господин Крумайш. Почему здоровый, красивый, нормальный мужчина идет к проститутке?
- Очень просто. Мужчины устроены по-другому. Им часто нужен просто секс, без сердца. Чтобы соблазнить приличную женщину, придется тратить уйму денег и времени. Сначала ты ведешь ее в ресторан, потом в дискотеку или бар, но она тебе не дает, на следующий день - опять ресторан и ты говоришь ей красивые слова о любви. Когда ты наконец затащил ее в постель, наутро нужно опять быть джентльменом и твердить о своих чувствах. Потом ты не можешь ее просто так бросить, если ты вежливый человек. Проходит время, и она заявляет, что беременна или просто хочет выйти замуж. С проституткой куда проще. Никаких хлопот и четкая цель.

Этот мужской здравый смысл меня окончательно добил. За несколько дней, проведенных в немецких борделях, я впервые увидела подлинную картину мужской эротики, тот сексуальный лабиринт, скрытый от глаз порядочных женщин, через который проходят множество «нормальных» мужчин. Дикая пестрая смесь красоты и грязи, ума и пошлости, мерзости и чистоты. Мужчины ловят рыбку в любой воде, их желания откровенны и прямолинейны, радиус их вожделений простирается так угрожающе далеко, что мы, женщины, предпочитаем закрывать на это глаза. Мы трусливы и слепы, как курицы, нам не хватает мужества признать, что мир мужской эротики - бурный естественный поток, который тащит по дну тину и грязь всей земли. Природа, черт бы ее побрал! Мужская плоть живет своей жизнью, честной и беспощадной, и мы не вправе идеализировать ее, искажать и возвышать. Во мраке закоулков и черных лестниц любви маячит вечная, как мир, фигура жрицы любви. В спектакле «Тиль» есть гениальная фраза, которую произносит хозяйка публичного дома: «Мои девушки семей не разрушают, семьи разрушают честные женщины, они и денег берут больше, и в душу лезут»...

P. S. И напоследок, чтобы меня поняли правильно. Проституция - это единственная профессия на земле, которую я бы не пожелала своей дочери!

(Дарья Асламова, kp.ru)


Это статья опубликована на сайте: http://www.doodoo.ru/
Ссылка на статью: http://www.doodoo.ru/news-1041.html
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru